Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Флористические заметки

Понедельник, 25.09.2017
Флора Владимирской области

ФЛОРА ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ: конспект и атлас

А.П. Серёгин, при участии Е.А. Боровичёва, К.П. Глазуновой, Ю.С. Кокошниковой, А.Н. Сенникова

 

pdf (сокращенная версия) 

pdf отдельных обработок

Cyperaceae

Cruciferae

Campanulaceae

Boraginaceae

Compositae

Juncaceae

Orchidaceae

Gramineae

Leguminosae

Labiatae

Potamogetonaceae

Orobanchaceae

Rosaceae

Ranunculaceae

Salicaceae

Umbelliferae

Violaceae

Цена книги 750 руб. Для заказов: allium@hotbox.ru, (926) 3699935

Новейшая сводка по флоре Владимирской области. Охватывает сосудистые растения (споровые, цветковые, голосеменные) и мохообразные (мхи, печёночники, антоцеротовые). Развернутые видовые очерки содержат информацию об экологии, распространении, встречаемости, а также о точных местонахождениях редких видов флоры. Включает свыше 1370 видов сосудистых растений и 223 вида мохообразных.

Очерки по сосудистым растениям сопровождаются картами распространения на сеточной основе. Владимирская область была разбита на 337 ячеек площадью около 96 кв. км каждая. В 1999–2011 гг. первым автором в рамках программы по сеточному картированию флоры Владимирской области были обследованы все квадраты, для каждого был составлен по возможности полный флористический список. Всего на картах атласа содержится 118 тыс. точек. В среднем, 347 видов отмечено в каждом квадрате.

Семейства цветковых растений расположены по системе APG III (2009), а точнее по её линейной модификации (Haston et al., 2009).

Карты атласа дают возможность определить характерные флористические элементы отдельных природных районов Владимирской области – Мещёры, Клинско-Дмитровской гряды, Окско-Цнинского вала, Ополья. Многие виды демонстрируют приуроченность к речным долинам или сугубо антропогенным местообитаниям – например, железнодорожным насыпям. Отдельными значками показаны исторические находки, разделённые на два периода – до 1949 г. и с 1950 по 1999 гг.

Ключевые моменты, которые нужно иметь в виду при использовании карт

1. Флора каждого из квадратов выявлена неполно. Для сравнения укажем две цифры. В самом богатом квадрате, в котором находится значительная часть г. Владимира, за весь период изучения его флоры (т.е. начиная с 1869 г.) отмечено 736 видов. Максимальное число видов, которое было выявлено автором в одном квадрате в стандартном однодневном описании, существенно меньше – 452 вида. Таким образом, общее число точек на картах может вырасти в результате дальнейшего исследования флоры области на 35–40%.

2. Ни одна точка не поставлена на карте безосновательно, т.е. следуя принципу «вид здесь должен расти». Таким образом, только у одного вида Plantago major карта заполнена на 100%. Остальные виды, в т.ч. и самые обычные, хотя бы однажды были пропущены в ходе полевых работ.

3. В краевых ячейках пропусков больше, поскольку обследовалась только та их часть, которая входит в состав Владимирской обл.

4. По некоторым группам сборов и наблюдений недостаточно. Это 1) виды, заметные или определяемые лишь часть вегетационного периода; 2) виды, достоверно определяемые лишь в камеральных условиях; 3) виды малодоступных местообитаний. В 2011 г., когда из 36 посещённых квадратов в 32 делались именно повторные описания, был установлен список видов, которые чаще других пропускались в предыдущие годы. Это Epilobium palustre (26 новых квадратов), Poa palustris, Scutellaria galericulata (по 24), Carex rostrata, Naumburgia thyrsiflora, Polygonum convolvulus (по 23), Calamagrostis canescens, Gnaphalium uliginosum, Gypsophila muralis, Potentilla norvegica (по 22).

5. На картах отражено распространение видов в период с 2000 по 2011 гг. Поскольку у многих растений выявлена существенная динамика в числе местонахождений (как положительная, так и отрицательная), рисунки их распространения в пределах области будут со временем меняться. Сходные результаты получены во всех странах, в которых осуществляются многолетние проекты по сеточному картографированию флоры. Динамике некоторых видов во Владимирской обл. посвящен раздел «Dyn.» (динамика) в видовых очерках.

Время обобщить накопленный материал пришло именно сейчас, когда описана хотя бы однократно флора всех 337 квадратов. Пропуски в этой работе (мы имеем в виду пропуски многих видов в полевых описаниях) неизбежны, однако главная задача – обобщить имеющиеся гербарные и литературные источники по флоре области, смеем надеяться, выполнена. Лишь некоторые региональные публикации, вышедшие в 2010–2011 гг. остались вне поля нашего зрения. Любые замечания и сообщения о находках мы будем только приветствовать.

Надеемся, что это издание привлечёт к работе над флорой Владимирской области большее число исследователей, поскольку, по нашим подсчетам, физически удалось обследовать не более 100 кв. км территории (длина наших маршрутов умноженная на полосу обзора – 5 м влево и 5 м вправо), а это всего 0,3% от площади региона. Выполненная на сегодняшний день работа позволит в будущем не гнаться за описанием флоры всего квадрата. Это уже сделано, и сейчас настало время уделить более пристальное внимание отдельным интересным урочищам, пропущенным или вновь возникшим местообитаниям.

  

 

 

Из опыта работы над флорой Владимирской области

Оригинальная публикация:
Серегин А.П. Региональный флористический атлас на сеточной основе: от идеи до издания (из опыта работы над флорой Владимирской области) // Тезисы докладов II (X) Международной Ботанической Конференции молодых ученых в Санкт-Петербурге (11–16 ноября 2012 г.). Санкт-Петербург, 2012. С. 8–10.

 

Весной 2012 г. из печати вышла книга «Флора Владимирской области: конспект и атлас». Это первый в России атлас распространения растений, выполненный методом сеточного картирования. Здесь бы мне хотелось рассказать о том пути, который был пройден от идеи создания атласа до его выхода из печати, поделиться опытом и осмыслить некоторые неверные шаги, которые были сделаны в ходе работ.

Идея написания «Флоры» для территории Владимирской области, безусловно, давно витала в воздухе. Последняя (и единственная) сводка по флоре региона вышла в 1902 г. под названием «Флора Владимирской губернии» (Флёров, 1902). С тех пор данные по флоре региона отражались в изданиях «Флоры…» П.Ф. Маевского (вплоть до 10-го издания, вышедшего в 2006 г.).

По результатам работ Мещёрской экспедиции ботанического сада МГУ (1960–1980-е гг.) вышел двухтомный «Определитель растений Мещёры» (1986, 1987), первоклассный для своего времени и отразивший обширный оригинальный материал. Он охватил более половины территории области и, по сути, стал надёжной основой для последующей работы.

В 1997 г. мы начали сбор флористических данных с точностью до административных районов, причем об атласе не было и мыслей. После экскурсий того сезона мы встали перед следующей дилеммой – большинство обычных видов по районам были отмечены в течение года и каждая последующая экскурсия вносила лишь незначительные новые знания по районной флоре.

В следующий сезон мы продолжили работу, но на основе метода локальных флор, которые, для начала, были выбраны в центральной части области. Однако здесь встала другая проблема – насыщая густой сетью маршрутов участки локальных флор, без внимания оставалась значительно бо́льшая по площади территория области за их пределами. Зачастую именно там встречались редчайшие растения флоры области.

Так постепенно я пришел к выводу, что область надо покрыть «без остатка» сетью локальных флор, что легко реализуется при изучении территории методом сеточного картографирования. К тому времени, я знал о существовании «Атласа флоры Европы» и его методологии, однако видел лишь одну карту из него в учебнике А.И. Толмачева и уж тем более не держал в руках ни одного «сеточного» атласа из тех, что выходили за рубежом.

Встали вопросы: каких размеров должны быть ячейки сетки? какую сетку взять за основу?

От сетки «Атласа флоры Европы» мы отказались, поскольку область пересекает «пограничный» меридиан 42° с.ш., из-за которого прилегающие ячейки имеют неправильную форму неравнобоких трапеций.

Мы остановились на градусной сетке, выбрав в качестве базовых ячейки с размерами 5′ по широте и 10′ по долготе (примерно 9,2 × 10,4 км). Площадь ячеек-трапеций («квадратов»), таким образом, немного увеличивается к югу и составляет от 94,7 км2 на севере до 98,2 км2 на юге области (при среднем значении 96,5 км2). Всего получилось 335 ячеек (337 в итоговом варианте атласа). Для территории национального парка «Мещёра» при картировании его флоры каждая ячейка была разбита на 4 более мелких.

Здесь я должен сразу остановиться на первом методологическом промахе, который сейчас ограничивает применение наших данных. Во многом это следствие того, что работы по сеточному картированию флоры начинались без применения спутниковой навигации, а ранние модели приемопередатчиков GPS имели ограниченную память и сложную систему разъемов для сбрасывания данных в компьютер. В общем, мы всегда привязывали собираемую нами информацию с точностью «до ячейки» и лишь для гербарных образцов делали точную привязку. На современном этапе развития технологий в базу данных (БД) надо скидывать точные координаты точек (пусть это будет всего одна точка на квадрат даже для самых обычных видов), а ГИС-модуль сам будет привязывать точные координаты к используемой сетке квадратов. Это позволит, во-первых, в любой момент использовать более дробную сетку (наши данные собранные по «большим» квадратам в «малые», к несчастью, никак не конвертируются), а, во-вторых, привязать отдельные находки к самым мелким природным выделам (например, контурам растительности).

Здесь уместно поделиться и другой мыслью: о практической стороне выбора размеров квадратов. Тут, по моему глубокому убеждению, необходимо сразу держать в голове предполагаемый результат, т.е. итоговые карты атласа. Если вы в год можете себе позволить не более 20–30 полевых экскурсий, то неразумно для кандидатской диссертации покрывать территорию сеткой из 200 квадратов. Впрочем, здесь уместен такой подход: описывается флора одного из четырех квадратов (например, 5 на 5 км), а данные отражаются по квадратам 10 на 10 км. В описанном выше примере на 200 малых квадратов получится около 60 больших. Это позволит быстро получить практический результат (т.е. атлас) и продолжить более интенсивные исследования в будущем на той же территории.

Вернемся к истории создания атласа. В самом начале пути мы распечатали 1200 бланковых карт (по числу видов во флоре региона), на которых в конце сезона рисовали кружочки в соответствующих квадратах. Отдельными значками наносились данные гербариев и литературы. Позднее эти бланковые карты были отсканированы, кружочки и другие символы распознаны и переведены в формат БД. Сейчас это явный анахронизм – ныне новые полевые данные в конце сезона вносятся непосредственно в БД, минуя ручные картосхемы-бланки. Коллегой С.В. Дудовым был разработан ГИС-модуль в одной из известных программ, который в несколько кликов выдает из БД карту распространения того или иного вида.

Я уже упомянул литературные и гербарные источники. Их внесение на бланковые карты с временно́й периодизацией на три отрезка (до 1949 г., 1950–1999 гг., 2000 г. и позднее) привело к потере сопутствующей информацией, которая сейчас обязательна для внесения в БД: для образца это дата находки, автор сбора и место хранения; для литературного источника – минимальная библиографическая ссылка. Сейчас в БД нам приходится восстанавливать на каком образце или на какой статье был основан тот или иной значок на бланках. Впрочем, сделать это оказалось несложно, поскольку флора области изучалась очень небольшим кругом ботаников (еще меньшее их число собирало гербарий).

Вторая серьезна оплошность, которая была допущена нами и сейчас уже с трудом устранима – это удаление из БД более ранних сведений о виде в квадрате при наличии более поздних данных. Сейчас повторенные находки сохраняются в отдельной таблице. Только в сезоне 2011 г. их оказалось свыше 5 тыс. (в основном, подтверждения данных предыдущих экскурсий и лишь около 200 – подтверждение более ранних сборов и указаний других авторов). Таким образом, в основной таблице БД содержатся сведения о более чем 118 тыс. находок – строго по одной «новейшей» записи на один вид в одном квадрате. В рабочих полях записывается любая необходимая дополнительная информация. При таком подходе основная таблица БД не содержит нулевых значений, иначе в ней было бы не 118 тыс. записей, а почти 0,5 млн (по 337 на каждый из более чем 1400 таксонов).

Матрица «вид – квадрат» восстанавливается в Excel для конкретных задач (например, для расчета коэффициентов сходства флор) и содержит значения «0» и «1».

Работа над атласом от года к году шла неравномерно. В годы максимальной активности (например, в 2009 г.) за сезон было отработано 72 дня полевых экскурсий, а в БД добавлено свыше 24 тыс. записей. При работе в НП «Мещера» (2002 г.) на каждый большой квадрат приходилось по 4 экскурсии по малым квадратам и, таким образом, трудозатраты увеличивались, а данные для регионального атласа накапливались медленнее.

К сожалению, в книге, а уж тем более в этих заметках не передать всю полевую специфику и бесконечную лесную (немножко, конечно, и луговую, и болотную, и городскую, и железнодорожную, и пр.) романтику обширной флористической работы, проведенной нами. Свыше 8000 км пеших флористических маршрутов, на порядок большее расстояние в автобусах, электричках, попутках… Запах ельника, едва освободившегося от снега, неустойчивая зыбкость приозерной сплавины, ледяная свежесть неожиданно попавшейся под ноги в сентябре ключевой ямы, пушечные выстрелы ломающейся под натиском налетевшего шквала сухой сосны, прокуренный уют кабины попутного уазика, подобравшего тебя на ночной дороге.

В итоге, удалось посетить все 337 квадратов и чисто геометрически нет такого пункта в области на расстоянии от которого больше чем 10 км  я бы не побывал. В итоге – свыше 5 тыс. образцов, хранящихся в Гербарии Московского университета, тысячи снимков, сотни флористических описаний по квадратам да кружочки на картах атласа.

Работа собственно над книгой началась параллельно с обработкой полевых данных последних сезонов. Во-первых, было решено организовать текст конспекта флоры модульно. Это позволило отдельно работать над отдельными блоками: 1) номенклатурными ссылками из региональных источников, 2) характеристикой распространения по природным районам, 3) перечислением административных районов, 4) картами. Готовые блоки на самом последнем этапе сводились в один видовой очерк. При этом мы не стремились к унификации подачи материала по очень редким и, наоборот, широко распространенным видам, а, наоборот, давали различный объем текстовой информации – минимальный для видов, известных из одной точки, или распространенных во всех квадратах и развернутый для видов, интересных для познания пространственной дифференциации флоры региона. В книге у каждой рубрики видового очерка есть подзаголовок.

Верстка осуществлялась в редакции профессиональным верстальщиком. Вместо карт ставились стандартные пустышки-болванки и все внимание было уделено форматированию текста. В самом конце болванки были заменены на реальные карты, сделанные на основе самого последнего варианта БД.

Для создания указателя с помощью автозамен была убрана кириллица, и получился голый список латинских названий.

Обработка манжеток была выполнена совместно с К.П. Глазуновой (МГУ), ястребинок и ястребиночек совместно с А.Н. Сенниковым (Хельсинкский университет). Коллеги Ю.С. Кокошникова (ННГУ) и Е.А. Боровичёв (ПАБСИ) написали раздел по мохообразным.

В конце работы книгу пополнили следующие материалы: введение, краткое описание методики, небольшой исторический очерк, описание мест исключительного флористического интереса, сводная таблица распространения видов по административным районам, очерк жизни А.Ф. Флёрова, написанный его сыном, и воспоминания участников Мещёрской экспедиции МГУ.